Ответ: Само по себе отсутствие у исполнителя работ каких-либо допусков, лицензий, не влечет автоматически недействительность договора. Это следует и из п.3 статьи 450.1 ГК РФ,  на это же указывает пункт 89 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" {КонсультантПлюс}, однако это является основанием потребовать от организации возврата уплаченных денежных средств по сделке. Также заключенные договоры могут быть оспорены и признаны недействительными стороной договора по основанию отсутствия у исполнителя необходимой лицензии.

Обоснование: Согласно п. 3 ст. 450.1, "Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 25.02.2022) {КонсультантПлюс} в случае отсутствия у одной из сторон договора лицензии на осуществление деятельности или членства в саморегулируемой организации, необходимых для исполнения обязательства по договору, другая сторона вправе отказаться от договора (исполнения договора) и потребовать возмещения убытков.

В силу пункта 89 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" {КонсультантПлюс} если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (статья 15, пункт 3 статьи 450.1 ГК РФ).

Таким образом, в случае отсутствия у исполнителя допусков, лицензий и т.д. не влечет автоматической недействительности договора, однако это является основанием потребовать от организации возврата уплаченных денежных средств по сделке. Также заключенные договоры могут быть оспорены и призны недействительными стороной договора по основанию отсутствия у исполнителя необходимой лицензии. См., например, Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2018 N 06АП-7377/2017 по делу N А73-14713/2017.

По условиям контрактов образовательная организация обязалась оказать услуги по профессиональному обучению безработных граждан, пенсионеров по старости и женщин в декретном отпуске по программе профессиональной подготовки по профессии "маникюрша".

Из актов приемки следовало, что услуги оказаны в полном объеме, имеют надлежащие качественные характеристики, удовлетворяют условиям контракта. Услуги были приняты и оплачены в полном объеме.

Впоследствии в ходе контроля за соблюдением образовательной организацией лицензионных требований лицензирующий орган установил, что образовательные услуги по профессиональному обучению оказывались ею при отсутствии на то законных оснований. Имеющаяся у организации лицензия дозволяла ей осуществлять образовательную деятельность только по подвиду "дополнительное образование".

Лицензирующий орган уведомил заказчика о выявленных нарушениях. После этого заказчик потребовал от образовательной организации вернуть уплаченные за услуги деньги.

Суд первой инстанции удовлетворил иск. Раз выданные исполнителем документы о присвоении квалификации недействительны, значит, цель контрактов не достигнута: заказчик не получил результат, на который вправе был рассчитывать при их заключении.

Однако апелляционный суд принял другое решение. Он указал, что контракты с исполнителем были заключены по результатам электронных аукционов. В документации о закупке устанавливалось требование о предоставлении документа, подтверждающего соответствие участника закупки требованию п. 1 ч. 1 ст. 31 Закона N 44-ФЗ. Аукционная комиссия заказчика имела возможность отклонить заявку ответчика, но не сделала этого. В такой ситуации нет оснований для признания недобросовестными действий исполнителя и возложения исключительно на него ответственности за нарушение требований Закона N 44-ФЗ и Закона об образовании.

Во взыскании средств, уплаченных по контрактам, заказчику было отказано.

Из материалов дела следует, что направленные в образовательное учреждение граждане прошли обучение. Качество образовательных услуг являлось предметом проверки заказчика, услуги были признаны оказанными с надлежащими качественными и количественными характеристиками. Материалы дела не содержат сведений о том, что кто-либо из направленных на обучение граждан обращался к заказчику в связи с невозможностью трудоустройства по причине несоответствия закону выданного документа об образовании.

Суд отметил, что заключенные контракты не были оспорены заказчиком по основанию отсутствия у исполнителя необходимой лицензии. Это подтверждает согласие заказчика с оказанными услугами. В рассматриваемой ситуации само по себе отсутствие у исполнителя лицензии не влечет недействительности заключенных сторонами контрактов и не является основанием для возврата уплаченных денежных средств.

Суд сослался на правовую позицию, содержащуюся в п. 89 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Также см. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14 июня 2017 г. N 06АП-2371/2017 по делу N А37-2124/2016 в котором сделка, совершенная без лицензии была отнесена к числу недействительных.

Таким образом, по указанному вопросу, Пленум Верховного Суда РФ в п. 89 Постановления от 23.06.2015 N 25 разъяснил, что совершение сделки лицом, не имеющим необходимой лицензии, не влечет ее недействительности, если законом прямо не установлено иное. Следовательно, если у исполнителя отсутствует лицензия на оказание услуг по договору, заказчик не может требовать признания такого договора недействительным. Он имеет право в одностороннем порядке отказаться от договора и потребовать от исполнителя возместить причиненные убытки (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ). Однако, как показывает судебная практика признание такой сделки недействительной всё же является возможным.

Не нашли ответа на свой вопрос?

Задайте его менеджеру