Ответ: Вопросы оформления прекращения права собственности на объект недвижимости в связи с его уничтожением урегулированы в Гражданском кодексе и Федеральном законе от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости». Специфической судебной практики по вопросу прекращение права собственности на объект недвижимости в связи с его уничтожением не сформировалось.

Однако в контексте спора о начислении налогов в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2018 N 305-КГ18-9064 по делу N А40-154449/2017 указывалось, что «право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи». И что «в случае сноса объекта недвижимости право собственности на него прекращается по факту уничтожения (утраты физических свойств) имущества». Схожие суждения высказывались Верховным Судом страны при споре о начислении налога на прекратившую существование движимую вещь.

Обоснование: Согласно пункту 1 статьи 235 Гражданского кодекса, основанием прекращения права собственности на вещь является, в том числе, гибель или уничтожение этой вещи, влекущие полную и безвозвратную утрату такого имущества, то есть право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи.

В соответствии со ст. ст. 14 и 23 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» основанием для осуществления государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав при прекращении существования объекта недвижимости является акт обследования, подтверждающий прекращение существования объекта недвижимости. При этом свидетельствование кадастровым инженером факта прекращения существования объекта недвижимости по результатам осмотра места его нахождения в разделе «Заключение кадастрового инженера» акта обследования является достаточным доказательством прекращения существования объекта недвижимости.

Специфической судебной практики по вопросу прекращение права собственности на объект недвижимости в связи с его уничтожением не сформировалось. Кроме того, следует отметить, что согласно Определению Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2018 N 305-КГ18-9064 по делу N А40-154449/2017 законодательство о налогах и сборах связывает обязанность по исчислению и уплате налога на имущество организаций с наличием у налогоплательщика реально существующих объектов недвижимости, признаваемых объектами основных средств.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2018 N 305-КГ18-9064 по делу N А40-154449/2017 отмечало: «Однако суды не приняли во внимание, что право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи. На основании пункта 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и с учетом разъяснений, данных в пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в случае сноса объекта недвижимости право собственности на него прекращается по факту уничтожения (утраты физических свойств) имущества».

Более подробно об этом (в контексте налогообложения) рассказывается в документе СПС «Консультант-Плюс» Вопрос: Деревянное здание уничтожено стихийным бедствием. Достаточно ли к заявлению о гибели или уничтожении объекта налогообложения по налогу на имущество организаций приложить акт обследования, или нужно приложить также справку местной администрации? Какая дата признается датой гибели объекта? (Консультация эксперта, ФНС России, 2022).

Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в третьем квартале 2018 года по вопросам налогообложения, а также по вопросам применения норм процессуального права, указывал следующее. «21. Документально подтвержденный фактический снос (разрушение) здания свидетельствует о выбытии основного средства (имущества, признаваемого объектом налогообложения), и, следовательно, об отсутствии оснований для доначисления налога на имущество организаций.

Наличие у общества зарегистрированного права собственности на объект недвижимого имущества, подтвержденное сведениями из Единого государственного реестра прав на недвижимость и сделок с ним, послужил основанием для доначисления обществу налога на имущество. При этом спорное здание было также включено в соответствии с постановлением Правительства Москвы от 28.11.2014 N 700-ПП в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база на 2015 год определяется как их кадастровая стоимость. Обращаясь в суд, налогоплательщик ссылался на то обстоятельство, что указанное здание было снесено в отчетном периоде 2015 года, в подтверждение чего представил акт обследования от 15.04.2015.

При рассмотрении спора суды руководствовались статьями 374, 378.2, 382 Налогового кодекса Российской Федерации, статьями 131, 235 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Федеральным законом от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" и исходили из того, что в отношении недвижимого имущества, указанного в пункте 1 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации, допустимыми для исчисления налога на имущество организаций признаются только сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ним.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации с такими выводами судов не согласилась указав, что законодательство о налогах и сборах связывает обязанность по исчислению и уплате налога на имущество организаций с наличием у налогоплательщика реально существующих объектов недвижимости, способных приносить экономические выгоды его владельцу и потому, признаваемых частью активов налогоплательщика объектами основных средств.

Право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи. На основании пункта 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и с учетом разъяснений, данных в пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в случае сноса объекта недвижимости право собственности на него прекращается по факту уничтожения (утраты физических свойств) имущества.

Исходя из пункта 3 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", действовавшего в спорном отчетном периоде, исключение из государственного кадастра сведений об учтенном объекте недвижимости лишь подтверждает факт прекращения существования объекта.

По настоящему делу в подтверждение отсутствия объекта налогообложения налогоплательщиком представлен акт от 15.04.2015, составленный кадастровым инженером и вошедший в пакет документов, на основании которых впоследствии сведения о здании были исключены из государственного реестра недвижимости. То обстоятельство, что по состоянию на 15.04.2015 спорное здание физически не существовало, налоговым органом не оспаривалось ни в ходе проведения налоговой проверки, ни в рамках судебного разбирательства. Достоверность составленного кадастровым инженером акта не опровергнута.

Учитывая данные обстоятельства Судебная коллегия заявленное обществом требование удовлетворила. Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2018 N 305-КГ18-9064 по делу N А40-154449/2017 (АО "ПРАЧЕЧНАЯ "ОЧАКОВО" против Инспекции Федеральной налоговой службы N 29 по г. Москве)».

Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 09.09.2020 N 48-КАД20-4-К7 отмечало: «Вместе с тем материалами административного дела подтвержден тот факт, что в 2016 году автомобиль, в отношении которого выставлено требование об уплате транспортного налога, в натуре не существовал: в автомобиле в ноябре 2014 года в результате действий неустановленного лица произошел пожар, вследствие чего указанное транспортное средство получило значительные повреждения и было реализовано Г. в виде годных остатков в январе 2015 года. Одновременно Г. поставила налоговый орган в известность об уничтожении и о последующей утилизации указанного выше транспортного средства.

Согласно п. 1 ст. 235 ГК РФ основанием прекращения права собственности на вещь является в том числе гибель или уничтожение этой вещи, влекущие полную и безвозвратную утрату такого имущества. При таких обстоятельствах Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что у административного ответчика отсутствовала обязанность по уплате транспортного налога за указанный налоговым органом период».

Не нашли ответа на свой вопрос?

Задайте его менеджеру